Серпентарий российской Бюрократии. - Авторская страница Лашкова Михаила Михайловича

Поиск
Перейти к содержимому

Главное меню

Серпентарий российской Бюрократии.

Уровень 3



           Серпентарий российской Бюрократии.



Все мы знаем нашу Бюрократию - тонны бесполезных перестраховочных бумаг на один маленький лист с решением вопроса. Но не факт, что это решение будет положительным.

Наши чиновники имеют квоту на принятие положительных резолюций. Спущенный сверху лимит на проявление доброжелательности является хорошей отговоркой, что у них связаны руки.

Для того, чтобы ставить печать с отказом, у наших бюрократов никогда не кончаются чернила.


Я по отказу вычисляю должность.

Мы живем в мире традиций. У наших чиновников их особенно много. Это – традиция! И не пытайтесь нарушить ее своим вмешательством. Любое вмешательство извне внесет расстройство в нашу стройную бюрократическую систему и размеренную жизнь добрых чиновников. Это сурово и несправедливо, но это позиция нашей власти и нашей суверенной бюрократии.

В наших чиновничье-бюрократических учреждениях служат прагматики и идеалисты.
    Прагматики считают государственную службу источником личных доходов и, не щадя живота своего, не покладая рук, устраивают проверки, ревизии, контрольные комиссии. Затем сами же все улаживают, утрясают, проворачивают, урегулируют и устраивают. И все это – не только ради хлеба насущного.
    Идеалисты не утруждают себя мирской суетой. Они просто выпускают инструкции, директивы и указания. Они верят, что белый хлебушек сам придет к ним в кабинет. Странно, но они никогда не ошибаются.

Ругательствами и возмущением в наших бюрократических госучреждениях вы ничего не добьетесь. В идеале проситель должен выглядеть униженным и покорным. А главное, испытывать чувство неловкости и глубокой вины за то, что осмелился оторвать чиновника от важных государственных дел. Как-то – разглядывания картинок в глянцевом журнале, игры в «Косынку» на компьютере, или обмена с коллегами последними светскими сплетнями.

Наши государственные учреждения превратились в великолепные кунсткамеры хищников-бюрократов, обгладывающих свой народ, словно людоеды на празднике каннибализма.

Любой оказавшийся на столе чиновника документ подобен камешку, брошенному в спокойную гладь озера, вызывающему на поверхности воды круги. Точно также с чиновничьего стола расходятся волны указаний, инструкций, рекомендаций и докладных записок в адреса подчиненных. Если камешек оказывается тяжелым, сродни Указу Президента, или тем паче Постановлению всемогущего Премьер-Министра, волны быстро мчатся к берегам чиновничьего болота, состоящим из клерков, писарей и прочей бюрократической челяди, и, отражаясь от них, плавно возвращаются обратно, по пути сталкиваясь с новыми приказами, распоряжениями и предписаниями, зачастую противоречащими первоначально поставленной цели.

В чиновничьем деле, главное – не проявлять инициативы. Принцип у нас один: ты можешь ничего не делать, и тогда тебя может быть уволят. Или ты можешь сделать что-то, и тогда тебя уволят точно.

В инструкциях и директивах, выходящих из-под пера российских чиновников, в большинстве случаев исчезает всякая логика, и побеждает инстинкт самосохранения власти. Этот инстинкт давит и душит общество, идиотствует и смеется над разумом. Этот инстинкт жонглирует законами, пожирает здравый смысл, угрожает, карает и никогда никому ничего не прощает.

От наших государственных учреждений уже физически ощущается веяние чуждой народу власти.

Российская Бюрократия – серпентарий
номенклатурно-мыслящих номенклатурщиков.

Главный принцип нашей бюрократии – никогда не улыбайся! Если ты будешь улыбаться, ты будешь выглядеть счастливым. Коллеги начнут завидовать тебе и избегать тебя. Глядя на твое счастливое лицо, подчиненные заскулят от злобы и начнут строчить на тебя анонимки. И, не дай Бог, твою улыбку заметит кто-то, вышестоящий тебя на служебной лестнице. Несанкционированное счастливое лицо подчиненного – непростительное оскорбление для начальства. А это, в свою очередь, влечет санкцию на увольнение. Поэтому, заходя в бюрократические коридоры нашей власти, необходимо научиться принимать болезненный вид озабоченного своей печенью человека, уставшего от навалившихся на него заданий и поручений, с печатью некоторой обреченности во взгляде.


Назад к содержимому | Назад к главному меню